Крис Галуст и Макс Стоянов воплотили в «Гив ми либерти» две крайности одного образа — американского кидалта с русскими корнями, изо всех сил избегающего эгоизма, взрослых решений и проторенных путей.

Для «Солнцестояния» А24 придумали продающее промо, заработав если не на кассовых сборах, то хотя бы на мерче с цветочными принтами. Хоррор средь бела дня – заманчивый, но быстрорастворимый концепт, который превратил потенциальный ужастик в неудачный ремейк «Теней забытых предков»

Ультимативный гид по фестивалю архивного кино «Белые Столбы» от Саши Гришина. Удивительные картины, hidden gems, настоящие сокровища, которых пока нет в сети, можно будет увидеть в Москве и Петербурге.

Международный конкурс Ханты-Мансийска и раньше удивлял плотностью экспериментов и смыслов, а в этот раз вообще напоминает общее действо в восьми частях о том, что такое молодое антикоммерческое кино и на что оно способно (спойлер: на многое).

Где-то в середине 60-х Линн Чейни (Эми Адамс) в очередной раз вытаскивает мужа из полиции, куда он угодил за пьянство и буйное поведение. Она стоит в дверном проеме гостиной с ровной укладкой идеальной жены из рекламы 60-х и укором на лице. Он (Кристиан Бейл) сидит на диване в заблёванной майке-алкоголичке, мучительно пытаясь сконцентрироваться на её речи. Так, по мнению Адама Маккея, взошла звезда Дика Чейни – самого влиятельного вице-президента США.

В программе “Панорама” Берлинского кинофестиваля показали “Сувенир” – нежную драму о разрушительной любви с Тильдой Суинтон и её дочерью в главной роли.

Единственный фильм Берлинале-2019 со скейтерами, хип-хопом и без политики, «Середина 90-х» — это новый Boyhood, длинный летний день, который начинается в детской с Черепашками Ниндзя, а заканчивается на излете 2010-х, добродушного десятилетия ностальгии по детству в ломо-фильтрах Инстаграма и под шестидесятнический сэмпл, до боли знакомый по “New Slaves" Канье Уэста.

Хип-хоп дива и актриса Аквафина появилась аж в двух фильмах Санденса: в антиутопии для восьмиклассниц «Райские Холмы» и в «Прощании» (Farewell) Лулу Ван, причем в главной роли. Ничего не выиграв, фильм стал одним из главных открытий фестиваля, а может и 2019-го вообще.

Российских фильмов на Санденсе-2019, как водится, нет, но по крайней мере два фильма с русскими корнями на фестиваль попали. В документальной секции показали посвящение Антону Ельчину «Love, Antosha», а в программе NEXT — новый фильм Кирилла Михановского.

«Бандершмыг» — новый «интерактивный» эпизод «Черного зеркала», в котором зрителю по ходу действия предлагается выбрать за героя одно из двух предложенных действий («закопать тело» или «расчленить тело»), изрядно помотав нервы, заканчивается все тем же издевательским выводом: у пользователя есть только иллюзия выбора, реальный выбор — лишь у автора, демиурга, Бога.

В прокате идет документальный фильм с зашкаливающим количеством звезд — от Жижека до Джармуша — отвечающих на один единственный вопрос: «Почему мы креативны?». Мы поговорили с режиссером фильма Германом Фаске об айфонах, рекламном прошлом и умении принимать поражение.

«Сердце мира» Наталии Мещаниновой разворачивается на притравочной станции, где среди лис, оленей и собак с добрыми глазами бьется горячее сердце неприкаянного ветеринара Егора. Мы поговорили с режиссером о кинематографической правде и волшебстве, авторской честности и зрительском успехе.

На 75-й Венецианский кинофестиваль все ехали за новой «Суспирией»: ремейк от Луки-нашего-всего-Гуаданьино обещал переосмысление жанра джалло, одним из пионеров которого и был автор оригинальной «Суспирии» Дарио Ардженто: пытка взглядом, длиннющие сцены изощренных убийств, структура порнофильма – казалось бы, что могло пойти не так!

В Венеции показали «Roma» Альфонсо Куарона, и он сразу победил. После «Гравитации» Альфонсо Куарон задумал снять что-нибудь простенькое и личное – для души – и взялся за портрет своего детства, в котором узнает себя не только Мексика 70-х, но и все мы.