Роулинг впервые сделала главными героями волшебного мира четырех взрослых людей, но с первых же кадров ясно, что это все те же дети, вернее — кидалты, инфантилы-лузеры, которым в жестоком Нью-Йорке 20-х приходится так же несладко, как в Хогвартсе жилось заучке-полукровке, рыжему простофиле и сироте с тяжелым бэкграундом.

Мария Кувшинова поговорила с Дмитрием Калашниковым, режиссером «Дороги», о том, как фильм, смонтированный из материалов с видеорегистраторов, становится универсальным высказыванием о национальном характере — с кровью, потом, слезами, стекломоем и без вранья.

Яков Лурье продолжает мучить школьников вопросами об их отношениях с кинематографом. Паша Комраков — юный представитель белорусской интеллигенции, любитель Аллена, Тарантино и Данелии, рассуждает о различиях кинематографа и литературы и о том, почему фильмы лучше смотреть дома.

Как правильно умываться? Какие в СССР существуют религиозные секты? Как разводить кроликов и делать переливание крови? У Довженко и Эйзенштейна, казалось бы, мы ответов не найдем, а вот культурфильм все наглядно продемонстрирует.

Яков Лурье выясняет у школьников, какое место в их жизни занимает кинематограф. Это не социологическое исследование, а опыты живого разговора о кино с людьми, чье поколение появилось, когда интернет в квартирах встал в ряд с отоплением, а YouTube для многих заменил телевидение. Первое интервью — с Машей Горкиной, 14 лет.