Джон Кэмерон Митчелл взял за основу рассказ Нила Геймана «Как разговаривать с девушками на вечеринках», добавил панк, Эль Фаннинг, Алекса Шарпа и Николь Кидман в образе «Боуи встречает Хедвиг». Мы поговорили с режиссером о клубе Рокси, 70-х и Бобе Фоссе.

В Каннах за юмор должны были ответить Триер (оцените трейлер), Годар (вышел на пресс-конференцию по FaceTime, приколист), Митчелл (затянутый абсурд про типичный Голливуд) и немного Кристоф Оноре с гей-мамблкором “Мне 35, и я обречен на вечную Икею”. Вспомним тех, кто еще невзирая ни на что осмелился быть смешным для всех в этом году.

Хирокадзу Корээда неловко раскланивается перед публикой зала Люмьеров – две тысячи человек 15 минут не отпускают самых стильных и самых застенчивых каннских конкурсантов, команду «Магазинных воришек» (Shoplifters). Через неделю они получат Золотую пальмовую ветвь.

«Свинья» Мани Хагиги, самый хулиганский фильм конкурса Берлинале, разрушает миф об иранском кино и шутит о смерти автора. Юля Гулян поговорила с режиссером «Свиньи» накануне российской премьеры фильма.

Золотой Медведь ушел фильму, который вы вряд ли досмотрите, если не будете сидеть в середине ряда и не уснете. Кинокритики, как всегда, возмущены. Чтобы не отставать, мы собрали альтернативный топ — все любимые фильмы Берлинале-2018, которые хоть немного, да перевернули нашу жизнь.

В параллельной программе Берлинале показали новый футбольный фильм Порумбою, и это самое очаровательное событие фестиваля.

«Довлатов» Алексея Германа-младшего и «Профайл» Тимура Бекмамбетова – фильмы из параллельных вселенных. Эти миры никогда не должны были встретиться, но на Берлинале премьеры прошли одна за другой, и на экране ленинградскую интеллигенцию 70-х сменили сирийские вербовщики и лондонские отчаянные журналистки. Впрочем, говорили они примерно об одном, хоть и совсем на разных языках.