Как снять дебютный фильм с Тимоти Шаламе, травкой и «Терминатором»

«Жаркие летние ночи»: интервью с режиссером Элайджей Байнумом

В прокат вышли «Жаркие летние ночи» — фильм об идеальных каникулах, на которых заморыш Тимоти Шаламе смотрит «Терминатора-2», дружит с нарко-дилерами и встречается с Майкой Монро — то лето 91-го все мы провели как-то совсем иначе. Мы поговорили с режиссером Элайджей Байнумом о том, как снять свой дебютный фильм и не умереть, даже если ты до этого вообще ничего не снимал и нигде не учился.

Юля Гулян: «Жаркие летние ночи» — пожалуй, самый сильный дебют за последнее время, хотя он прекрасен даже без скидок для новичка. Что оказалось самой сложной частью в работе над ним? Деньги, так понимаю, вы нашли довольно быстро, оказавшись в Black list (ежегодный рейтинг самых перспективных американских сценариев, которые никто не взялся снимать).

Элайджа Байнум: Да за что ни возьмись, каждый момент работы над фильмом был вызовом! Я же ничего подобного никогда раньше не делал — ни одного клипа или рекламного ролика даже не снял! Главный вызов мне бросало время: я максимально выложился в пре-продакшне, но на площадке 12-часовая смена таяла на глазах. И вот ты уже на ходу сокращаешь планы, выкидываешь сцены, которые планировал снимать месяцами. Так что сначала ты очень долго ждешь, а потом очень торопишься.

Юля Гулян: На локациях вы как будто не экономили. Сколько у вас вышло съемочных дней?

Элайджа Байнум: Сняли мы все за 29 дней, и потом еще была одна смена досъемок. У меня были прекрасные актеры и лучшая команда — и продюсеры, и оператор, и художественный цех — все очень поддерживали меня. К тому же многие были такие же молодые около-тридцатилетние, как и я, и кто-то тоже делал подобную работу впервые. Как ни странно, все получилось!

Юля Гулян: Выходит, фильм о 1991 годе сделали люди, которые едва ли были свидетелями той эпохи, если не считать помощь режиссера Питера Фаррелли («Тупой и еще тупее», «Я, снова я и Ирен» — прим. glukk). Как вообще получилось его привлечь?

Элайджа Байнум: О да, у Питера на счету больше 20 фильмов. С ним дружит один из наших продюсеров, он и попросил Питера помочь мне с редактурой сценария — он дал столько советов и по развитию сюжета (если сцену можно выкинуть — ее надо выкинуть, мы все время слышим об этом, и все время игнорируем), и по героям, да и чего греха таить — здорово усмешнил некоторые сцены. В общем, это была хорошая школа для меня.

Юля Гулян: А вы ведь не учились в киношколе? Можете посоветовать что-то тем, кто тоже мечтает снять свой первый фильм экстерном?

Элайджа Байнум: Вся моя киношкола состояла в просмотре кино. Как можно больше кино. Слава богу, технический порог входа в индустрию все ниже — за последние пару лет вышло несколько потрясающих фильмов, снятых на айфон (например, «Танжерин» и «Не в себе» — прим. glukk), разве это не прекрасно? При этом кинопроизводство все так же требует невероятных усилий, в том числе — для сопротивления скепсису людей, которые уверены, что твоя история посредственная, ты ничего до этого не снимал, так не надо и начинать. Они не всегда ошибаются, но если вы чувствуете, что готовы рассказать свою историю, то смело купируйте этот негатив и делайте. Это будет долгий, сложный путь с кучей взлетов и падений. Кино невозможно сделать в одиночку — это коллективный труд, так что постарайтесь собрать вокруг себя как можно больше талантливых людей, которым вы сможете доверять, — эти люди не раз вас спасут.

Юля Гулян: Когда слышишь, что фильм — о летних каникулах тинейджера-наркодилера, то в последнюю очередь представишь в этой роли Тимоти Шаламе (хотя на каникулах он уже собаку съел).

Тимоти Шаламе и Элайджа Байнум

Элайджа Байнум: Мы снимали Тимоти еще до «Зови меня своим именем»! Фильм основан на реальной истории, которая произошла в моем колледже. Двое друзей за один год превратились в настоящих наркодилеров, а потом будто испарились из города. Один из них был как раз таким паинькой, как Тимоти — в этом, видимо, и был его успех. Ты уверен, что этот заморыш может только молоко по утрам разносить, а он снабжает травкой все окрестные школы. Тимоти идеально подходил для роли этакого ботаника с червоточиной.

Юля Гулян: Прямо как герой «Выпускника» — не случайно же вы повесили его постер рядом с «Терминатором-2», на который все поголовно, что у вас в кино, что в жизни, шли летом 91-го. На какие еще фильмы оглядывались?

Элайджа Байнум: «Выпускник» — несомненно да, это классическая история анти-отрочества. Еще «Площадка» (Sandlot, 1993), «Последний киносеанс» Питера Богдановича, фильмы Джона Хьюза. А стилистические референсы — фильмы Скорсезе 90-х и «Девственницы-самоубийцы». Оттуда мы, должно быть, и узнали так хорошо эти маленькие курортные городки, по которым так любят ностальгировать даже те, кто вживую их никогда не видел.